image05
image06
image07
image08

Добро пожаловать на наш сайт

У Путина очень узкий коридор возможностей реагирования на ухудшающуюся ситуацию. Он никогда никому не доверял и очень болезненно относится к вопросам безопасности, прежде всего личной. Это касается его семьи, суперзасекреченной, и тем более его персонально. Он понимает, что основная угроза его власти исходит не от уличных шествий, а от возможных заговоров элит. Это он прекрасно знает, будучи человеком из органов. Поэтому он систематически перетасовывает, уравновешивает, создает новые силовые структуры. Господин Золотов – персонально глубоко преданный и проверенный человек, и то, что ему передается в руки расширенная и усиленная новая структура, свидетельствует о том, что Владимир Путин очень переживает насчет своей безопасности

Надо обратить внимание на то, что Национальная гвардия по своей официальной функции подчиняется персонально президенту. Для того чтобы ее использовать, не надо получать никаких согласований в парламенте, как это касается, например, использования вооруженных сил за рубежом. Это просто личный инструмент, который должен обеспечить личную безопасность в любых условиях: и в случае попытки государственного переворота, и в случае каких-то непредвиденных опасных уличных акций протеста, и так далее. Это симптом.

Единственное, что она может сделать, – это на фоне ухудшающейся экономической ситуации и растущего ощущения полного раздрая обеспечить персональную защиту Владимира Путина от непредвиденных угроз. Это защита Путина, это не защита системы. Путин действует в том коридоре возможностей, который у него есть, и этот коридор уводит его все дальше от решения насущных проблем российского государства. Это оборонительная структура, это уже не экспансия, не расширение, не усиление, а попытка законсервировать нынешнюю ситуацию, которая все очевиднее делается бесполезной и даже вредной для страны. Так что для нас это симптом, знак того, как далеко Владимир Путин находится от реального понимания угроз, которые встают перед страной и перед его режимом, – считает Дмитрий Орешкин.